БУРАТИНО

БУРАТИНО



Когда мы зовем Бога, то не знаем
в каком обличье он к нам явится.
И можно только молиться, чтобы
это произошло не зимой.



В незапамятные времена , относительно, конечно, если быть точнее в самом конце прошлого века, безмятежным летом 1999 года, несмотря на суровые будни привычных политических баталий, напряженность международной обстановки, частные неурядицы рядовых граждан, природные катаклизмы и магнитные бури, погоды стояли предвещающие только хорошее настроение. Солнце светило неустанно в отведенные ему природой для этого дела часы, а дождик случался редко и только по ночам.

В то время, когда пенсионеры сладко задремали, роняя очки в книжку, наконец справившись со своей бессонницей, новоявленные мамаши с заспанными глазами в который раз за ночь кормили ненасытных младенцев, счастливые парочки, наконец расслабившиеся после трудовых будней, оставшись наедине, спровадив предков по дачам, предавались утренним обоюдным нежностям, когда натрудившиеся за неделю мужчины разных сословий естественным сонным звуком смачно дополняли тишину, уже во сне предвкушая воскресное пиво, а их жены, сопя в бигуди, досматривали очередной романтический сладкий сон, навеянный периодическими киноэпопеями, в предутреннюю тишину и благодать воскресной неги ворвался душераздирающий крик, искренне взывающий о помощи к небесам, с регулярной частотой, нарастающей настойчивостью, завидной громкостью и проникновенностью лирического тенора: «Господи, помоги!»

…У Анатолия Васильевича в его размеренной жизни случилась большая беда – отлетел давным-давно неизвестно кем поставленный внутренний шпингалет на двери, ведущей в санузел. Несмотря на то, что наш неработающий пенсионер проживал один, он неизменно пользовался данной принадлежностью, по выработонной когда-то старой привычке, приобретенной годами проживания в коммунальной квартире. Бывший бухгалтер и в молодые то годы со столярными инструментами был совсем на ВЫ, а уж сейчас одряхлевший организм и подавно отказывался брать на себя функции столь уважаемой профессии. Пытливый же ум, воспитанный на цифрах, не давал душе покоя мыслями о скромном бюджете Анатолия Васильевича. Он даже близко не знал цифр, связанных с оплатой ремонта данного устройства, а в безвозмездную помощь домоуправления не верил. Ситуация пугала его. Тревожные думы наседали - он не мог уснуть, пробовал читать, смотреть телевизор, но безуспешно. Цифры безжалостно скакали по его скромному бюджету. И только глубокой ночью, выпив очередную таблетку снотворного, измученный старый бухгалтер стал погружаться в сон.

Но в 3 часа 55 мин. 23 сек. Анатолий Васильевич был вырван из сладкого медикаментозного сна вышеупомянутым криком, холодящим душу старого атеиста. И первые же мгновения бодрствования были с жестокостью погружены в чан кипящего негодования. В 03.56.01 пенсионер уже терзал диск телефонного аппарата, мечтая утолить жажду мщения в общении с внутренними органами государства.

…Валентина Ивановна, уважаемая мать семейства, имеющая двоих детей и мужа, работящего и простого гражданина, редко отказывающегося от компании друзей и товарищей, давно привыкшая ко всем неожиданностям и наученная жизнью и опытом без всяких раздумий приходить на помощь, накануне описываемых событий заснула крепко, как говорится без задних ног, с радостным предвкушением единственного в неделю утра, когда не надо рано вставать, чтобы проводить семейство на работу и в школу.

В 3 часа 55 мин. 24 сек. ее отдых скоропостижно прервался. Услышав, будоражащий тишину жалостный вопль, она восприняла его как мольбу о медицинской помощи. Привыкшая все делать быстро, не успев еще окончательно проснуться, она уже разговаривала с оператором скорой медицинской помощи, сообщая адрес.

…За несколько дней до происходящего к Маринке приехала подружка Иришка из другого города, с которой их объединяли духовные изыскания. На выходные домашние уехали в деревню, и девченкам представился случай поболтать о своём до середины ночи. Логическим завершением их беседы была физическая потребность в отдыхе, что выражалось в непроизвольном слипании век и в периодичном широком открывании рта. Обоюдно приятная беседа таким образом плавно перетекла у Маринки в сон духовного же содержания, в котором она, почему-то, предстала перед своим внутренним взором в образе мужчины священника, продвигающегося на коленях к алтарю под необычно низкими церковными сводами. На душе царило умиротворение и покой. Она уже, казалось, слышит пение хора и отдалённый звон колоколов… как вдруг откуда-то стал доноситься тревожный и резко контрастирующий с изображением крик – «Господи, помоги!!!...» Маринка-священник насторожилась, присела у алтаря и стала прислушиваться, пытаясь определить источник звука, но диссонанс всё нарастал. И тогда до её просветлённого сознания стало доходить, что надо проснуться, поскольку вопли доносились снаружи сна. Маринка открыла глаза, крик повторился. Часы высвечивали 3.56. Она встала и босиком выбежала на балкон. Прямо перед домом находился пустырь, а посредине большая лужа, на берегу которой на коленях стоял молодой мужчина, босой и с обнажённым торсом, время от времени, вскидывая вверх руки и искренне, выразительно, с полной самоотдачей выкрикивая мольбу о помощи, с явной надеждой на немедленный ответ.

С первого же взгляда Маринку увлекла курьёзность ситуации, и появилось желание в ней поучаствовать. Увиденная картина вызвала вполне определённые ассоциации – пустырь, грязный водоём и Буратино в центре внимания. Чувства и мысли, возникшие у Маринки, при взгляде на увиденное, нельзя было назвать добрыми и высокодуховными. Она растолкала подружку. Шкодливый план возник сам собой - «Пошли?» - «Пошли!» Блондинка Иришка накинула белый плащ, брюнетка Маринка – чёрный.

…Они тихо подошли сзади. Молодой человек, годов 25-ти, продолжал стоять на коленях у края лужи и самозабвенно орать дрожащим от утренней прохлады голосом. Он озяб, поскольку кроме брюк на нём ничего не было. Когда последовала очередная реплика, обращённая к небесам, две тёплые девичьи руки участливо опустились на его плечи, и нежный голос сочувственно вопросил: «Помощь вызывали?» Молодой человек замер и стал медленно поворачиваться – его замутнённому взгляду предстали две контрастные фигуры. «Ангелы?!...Это за мной!» - с ужасом пронеслось в его голове. Он упал на спину и зашептал отползая: «Не забирайте меня!...»

Дальнейшие события стали разворачиваться с завидной динамикой. Буквально, обгоняя друг друга, въехали на пустырь милицейский воронок и карета скорой помощи. Работники милиции пытались выяснить личность гражданина, в то время, как эскулапы настаивали на немедленной госпитализации, основываясь на его неадекватном поведении, подозревая в чрезмерном употреблении сильнодействующих препаратов. Не обращая внимания на присутствующих «ангелов», менты и медики вели жестокий спор о том, кому достанется добыча. Никто не хотел отступать. Вдруг дискуссия неожиданно оборвалась, поскольку объект спора, до этого лежащий слегка подрагивая, крестясь и с ужасом в глазах, косясь на стоящих поодаль двух девушек, внезапно стал заползать под ближайший автомобиль, и пронзительно звонким голосом жалобно взмолился – «Заберите же меня побыстрей, куда хотите, только им не отдавайте!»

…Через некоторое время, окончательно выйдя из ночи, пустырь обрел свое первозданное спокойствие. Весело защебетали птички, бодро всходило солнце. Очередной день набирал свои обычные обороты. Но у некоторых эта незатейливая история врезалась в память надолго, с коей вас и ознакомили выше упомянутый автор и его супруга Мари Тома.

2.03.2008