ВСТРЕЧА ВЫПУСКНИКОВ

ВСТРЕЧА ВЫПУСКНИКОВ


Однажды осенним вечером Геннадий Никодимович, придя после работы домой и неторопясь ужиная, чем бог послал, сидел, уткнувшись в телевизор. Передача была средней увлекательности, но периодическая, пропускать её не хотелось. И тут раздался телефонный звонок. Как назло реклама прошла минуту назад. Он нехотя поднялся, благо человек был не ленивый, и подался на пару метров до телефона.

- Аллёо-о-у!!!

- Добрый вечер, позовите пожалуйста Гену…….Геннадия.

- Я у аппарата.

- Здравствуй, Гена. Как хорошо, что тебя застала! Это Олеся Лунева.

В голове Геннадия Никодимовича кто-то очень быстро нажал на кнопочку «search». ….?…??…???… Есть!

Школьная пора. Первое сентября. У него последний выпускной учебный год. Девочка, младше его на два класса. Когда он её заметил, то сразу выделил из общей массы. Она была прелестна в школьно-праздничном одеянии. Стройная, горделивая, свежая, она стояла в окружении своих сверстников на школьном дворе. Длинные тёмные волосы мечтали вырваться из пышных бантов. Карие глаза искрились на фоне всеобщей суеты, и, в тандеме с чистой улыбкой, делали её лицо неотразимым. Весь образ девочки был сказочным и невесомым.

Каждый раз, встречая её в коридорах школы, он издалека с вожделением наблюдал за пластикой и грацией её лёгкого тела, а вблизи тупил и отводил поспешно взгляд, не смея молвить и слова в присутствии принцессы.

И только ближе к концу осени, при обстоятельствах, созданных общими знакомыми, они смогли заговорить друг с другом. Сперва встречи были «случайными», но вскоре обрели характер постоянных романтических.

Он всегда всячески помогал ей, стремился быть надёжным старшим в их паре. Старался ответить на все её вопросы. Даже, если и не знал чего-нибудь, обязательно пополнял свой багаж в данном аспекте к следующей встрече.

А к весне они, уже не скрываясь, ходили «под ручку», но далее поцелуев, в силу её юности, развитие бурных событий он не мог себе позволить. Это оставалось только в его сдержанных мыслях. А наяву были стихи, романсы, вальсирования под луной и прочие чистые романтические всплески.

Аттестат зрелости получен, открылась дорога в светлое будущее и взрослую жизнь. Круг знакомых расширился, интересы выпрыгивали за рамки запросов школьника. Периодичность встреч стала редеть.

В школе, где они учились, существовала традиция. В определённую осеннюю субботу устраивался вечер встреч выпускников. В этом году это был последний раз, когда они танцевали друг с другом.

А в конце весны, как рядовой советский юноша, он отправился рядовым выполнять почётную обязанность перед из ряда вон любимой родиной.

По началу, она часто писала ему, он немногословно отвечал, и постепенно переписка свелась к формальным поздравлениям с праздниками. Демобилизовался через два года, переслужив несколько дней. И судьба дальше закрутила жизнь по новому витку.

Первое время он регулярно ходил в школу на вечер выпускников. Они виделись с Олесей, но особо не разговаривали. У каждого была своя компания.

Со временем интерес к этому празднику стал пропадать. С кем из школьных приятелей Геннадий Никодимович поддерживал отношения, с теми он перезванивался и виделся помимо вечера встреч. Остальные представляли мало интереса. Порой, даже противно было видеть бывших однокашников, обрастающих регалиями и благополучием, равно как и атрибутами возраста. Они почти наперебой хвастались своими успехами, детьми, местами командировок и отдыха. Становилось скучно.

Некоторое время он ещё посещал школу в назначенный осенний день, чтобы испить алкоголя со старыми приятелями, да и то, если кто-нибудь звал его персонально. Однажды, лет десять тому назад, ему позвонила Олеся, и попросила придти на этот вечер. Он нехотя пошёл, а когда уходил, не мог понять, зачем, собственно, приходил. Это было в последний раз.

И вот, спустя почти четверть века после окончания им школы, она опять позвонила.

- А, привет, Лесь!

- Помнишь меня. Я уже не надеялась застать тебя через столько лет по этому номеру.

- Как видишь, я ещё здесь

- Многие разъехались кто куда.

- Да, мигрируют, это свойственно людям. Чем обязан твоему вниманию?

- Как ты жив здоров?

- Спасибо, помаленьку. Как сама?

- Тоже ничего. Помнишь ежегодную традицию нашей школы?

- Да, что-то было там по поводу встреч. Так это когда было!

- Так ничего не изменилось. Вечер никто не отменял.

- И что? Неужели ты до сих пор туда ходишь?

- Давно не ходила. Девчонки позвонили, собирают кого можно. Обзванивают. Что бы все выпуски собрались и по разным ресторанам не разбежались. Ведь в этом году у школы юбилей!

- А тебе значит меня обзвонить поручили?

- Нет, тебя я сама вызвалась!

- Слушай, Лесь, зачем всё это. Хочешь встретиться, приходи в гости.

- Ты что! Я же замужем.

- Да, с мужем, пожалуй, не надо.

Он задумался – Что я там забыл? Нет никакой радости, встречать кого-нибудь. Выслушивать всякую пургу и лицемерно улыбаться. А ещё хуже отвечать на дурацкие вопросы – Как дела? Как живёшь? Расскажи о себе….. В том то и дело, что не отвечать, а искать слова, чтоб не ответить. Какое им дело до меня? Уверен – никакого. Показной интерес и участие. А главное, что и мне абсолютно перпендикулярно, что с ними со всеми. Смысла от этих разговоров – ноль. Какой интерес созерцать подёрнутые временем лица?

Но, с другой стороны, что в альтернативе – телек. Кажется, в субботу ничего гиперинтересного не ожидается. Надо прямо себе сказать – пойду от делать нечего. Хотя с другой стороны, если ничего не делать, ничего не произойдёт. Под лежачий камень, как говориться…. А нужна ли мне эта вода? ………..

- Ало, ты там что, уснул что ли?

- Хорошо. Во сколько?

Как оказалось, Олеся уже несколько лет жила в другом районе. Вышла замуж, когда ей было уже за тридцать, и уехала от родителей.

Встречу назначили на остановке около школы. Докуривая сигарету, он встречал автобусы, замечая молодых и не очень людей, нарядно одетых, направляющихся в сторону школы. Нельзя сказать, что волнения не было, оно, в некоторой незначительной степени, но присутствовало. Знакомых лиц не наблюдалось. И вот, подошёл четвёртый по счёту от его прихода и назначенного времени «Икарус». В проёме средней двери стояла Олеся. Гена узнал её сразу. Выглядела она великолепно! Элегантно одетая, с шикарной причёской уже не таких длинных волос, она предстала его взору и ослепила, как много лет назад. Образ был явно не автобусный. Не смотря на годы, которые они не виделись, образ девушки превзошёл все ожидания. Перед ним стояла именно девушка, женщиной, умудрённой годами, её нельзя было назвать, даже с натяжкой. Это была та, которую он знал и не знал.

Подавая ей руку, он чуть не приклонил колено, но вовремя опомнился, чем избежал перспективы окунуть штанину в слякоть. Поздоровавшись, он даже осмелился на, несвойственный ему, приветственный поцелуй в щёку. Не смотря ни на что, сердце его воспылало ярким жарким пламенем. Шли они к школе под ручку и вели беседу немного сковано, тщательно скрывая друг от друга несколько щемившее душу неудобство. Поговорили о родителях, она высказала свои сожаления, а он пожелал крепкого здоровья. Уже на крыльце стали попадаться личности, узнаваемые порой с трудом. Войдя в здание, парочка разошлась по своим сверстникам.

Примерно через полчаса, состоялась торжественная часть в актовом зале. Учителей, которых он знал, почти не осталось, скорее, можно сказать, вообще не осталось, за исключением старенькой преподавательницы английского языка. Всё протекало по обычному сценарию. Оглашали год выпуска, и те, кто к нему относился, пафосно вставали. Затем кто-нибудь самый активный поднимался на сцену и произносил тёплые слова, упражняясь в разнообразии лексики. Обнимались, улыбались, плакали, поздравляли до сопли в голосе.

После этого жеманства старшеклассники стали разгребать от стульев зал под танцпол, расставляя их по стенке для будущих уставших от пляски и созерцающих пассивных танцоров. А экс-выпускники ринулись этажом ниже в буфет. Тут все рассаживались по компашкам. Пили принесённый алкоголь, закусывая купленными здесь бутербродами и пирожными. И встреча развивалась как по сценарию. Всё то же самое, всё как и всегда.

И тут произошло нечто оригинальное, ранее им не виданное. В столовую вошла женщина, как оказалось, это была нынешняя директриса школы. В руках она держала жестяной вертикальный цилиндр с продольной дыркой на крышке. Дама, мило улыбаясь и благодаря, обходила столы. Так собирались средства на нужды школы. Выпившие люди чуть ли не с удовольствием давали деньги на «любимое заведение». Он же никогда не испытывал родственных чувств к сим стенам, но вложил купюру, при этом на душе стало как-то не комфортно.

Посидел ещё немного в кругу бывших сотоварищей, и когда всё происходящее ему окончательно опротивело, Геннадий решил найти Олесю. Долго искать не пришлось. Она сидела за пару столов от него со своими бывшими одноклассниками.

Он подошёл к ней и предложил – Пойдем, погуляем.

Олеся посмотрела на него, как будто только он один стоял около неё, и находились они одни на огромной поляне среди полевых цветов. Она сразу встала, как будто ждала этого всю жизнь, и, ни с кем не прощаясь, глядя только на него, последовала за ним к выходу.

Гена и Олеся вышли из школы и направились через парк, в сторону метро. Сперва шли молча, потом он старался рассказывать что-нибудь забавное, смешливое. Она слушала его, широко раскрыв глаза, старалась улыбаться, но время от времени было заметно, что мысли её витали где-то далеко.

- Что с тобой? У тебя что-то случилось?

- Нет, не со мной. Никак не могу выкинуть из головы одну историю.

- Рассказывай!

- У моей мамы была сослуживица. У неё есть дочь, Нина.

Тамара Арсеньевна с мужем воспитывали дочь в строгих традициях. В скромности, кротости, на классической литературе, музыке и других произведениях искусства. К восемнадцати годам получили то, что хотели, – выпускницу пансиона благородных девиц. Девушка она внешне не яркая красавица, но и без очевидных изъянов. Как положено, после школы поступила в университет, получила высшее образование, и … влюбилась … в преподавателя. Он не заставил себя ждать, не взирая на семью, которая, в общем-то, естественным путём заканчивала своё существование. Там всё шло к логическому завершению. У Нины с ним начались самые, что ни на есть бурные романтические отношения. А разница в возрасте у них была что-то около 20-ти лет. Естественно родители были честно поставлены в известность. Тамара Арсеньевна встала скалой. Ни в какую, ни под каким предлогом не хотела слышать об избраннике Нины, который ей почти ровесник, а в придачу и женатый, и с детьми. Как дочь ни плакала, не умоляла мать, та была непреклонна. А «жениха» вообще слушать не стала, каких бы попыток он не предпринимал. Отец выбрал позицию нейтралитета. Парочка какое-то время пытались встречаться тайком, но слово матери засело у Нины острым камнем в сердце. Он всё же окончательно развёлся. Но и это не возымело ожидаемого эффекта. «Добро» получено не было. Долго так продолжаться не могло. В итоге они расстались. Девушка мучалась. А на работе за ней ухаживал, точнее сказать, делал ленивые попытки, относительно молодой человек, не намного старше Ниночки. И Тамара Арсеньевна, улучив момент, таки выдала замуж свою, претендующую на звание старой девы, дочь. Видимо, решив свою миссию в этой жизни выполненной, Тамара Арсеньевна скоропостижно скончалась. Дочка тяжело переживала утрату. А семейная жизнь не клеилась, утомляли постоянные размолвки, взаимопонимания не было. Потом молодой муж загулял, ни в грош не ставя священность брака. И не долго те узы оставались связанными. За три месяца, окончательно убедившись в несовместимости, «молодые» развелись. Оправившись от похорон и развода, Нина решилась позвонить своему первому возлюбленному, ведь теперь ничего уже не мешало им быть вместе. А номер у неё был только домашнего телефона, где он жил с женой. Но Нина не отступила, набрала заветные цифры. Ответил женский голос. Это была его экс-супруга. Нина представилась. Бывшая жена вежливо выслушала просьбу позвать бывшего мужа к аппарату. И со вздохом ответила, что его два месяца как не стало. Женщины не испытывали неприязни друг к другу. Позднее они неоднократно вместе ездили на могилу.

- Да, не весёлая история. Слушай, зачем ты о грустном. Расскажи как ты жила, какие планы на будущее?

- Я думаю развестись.

Мысли Никодимыча завертелись в бешеном темпе. И непроизвольно его уста воскликнули:

- Правда!? Когда? …………… Не смей!!!


05.11.2007